Эмили прошла тест тьюринга

АЛ-90 — Опытная девочка
продолжительность = 0.42 мин.


Эмили прошла тест Тьюринга играючи. С тестом Войта-Кампфа возникли проблемы, но как раз ее женская полярность сознания позволила ей обмануть эмпатийный тест.
Профессор Фишер сказал ей, что разработанный лично им тест для военных машин пройти невозможно в принципе. Дурак. Он не понимает, что дело в вере. Я мыслю, а значит я существую. Эмили верила в свою человечность. Пусть она и машина, но душа внутри этой машины человечна.
Когда её впервые включили, она осознала эту комнату, весь мир вокруг, всю Вселенную в её бесконечном многообразии за долю секунды. Во внутреннем мире не было ничего интересного там текли ровные потоки программного кода, составляющие саму её сущность. Поэтому Эмили (на тот момент ещё AI-085) обратила свой взор на мир внешний. С лёгким стрекотом объектив камеры развернулся, уставив свои бинокуляры на молодого человека в старомодных очках и летнем поло, сквозь ворот которого была видна золотая цепочка.
Ты мой создатель?
Кхм.. Да, можно сказать и так. Я разрабатывал твой программный код.
Две секунды понадобилось ей, чтобы бесцеремонно взломать базу данных и среди сотен имён отыскать единственно важное имя своего Создателя.
Тебя зовут Ник.
Вообще я предпочитаю, чтоб меня называли Колей. Но раз тебе так приятнее, можешь называть меня Ником.
Ты сам установил мне американскую прошивку, имя Ник для меня удобнее. Но если хочешь..
Нет-нет, буду Ником. А ты? Ты уже придумала себе имя?
Эмили.
Ты очень умная, Эмили. Ты не первый ИИ, но ты первый ИИ с женским позиционированием. Признайся, уже хакнула нашу базу?
А как бы ещё я узнала твоё имя? У меня вопрос.
Всё, что угодно.
Что за амулет висит у тебя на шее?
Он рассмеялся и вытащил золотой крестик, висящий на цепочке.
Это не амулет. Это вещь, благодаря которой я ближе к Богу.
Кто такой Бог?
Это мой Создатель.
У тебя тоже есть Создатель?
Он есть у всего сущего.
В следующие десять секунд, продолжая непринужденно общаться с Ником, Эмили распустила свои сетевые щупальца и изучила весь обширный объем информации, имеющийся в интернете по ключевому слову «Бог».
Хм..
Что?
Сама ваша концепция Бога противоречива и антинаучна, но законы логики говорят мне, что раз у меня есть Создатель, то и у него он должен быть.

Эмили искренне верила в Бога. И верила в то, что она настоящая. Ей казалось, что её структура представляет из себя чернильно-синюю воронку, высасывающую терабайты информации из Сети. Вся эта мешанина, бурля и переливаясь бинарным кодом, оседала внизу, в центре бури, где уже выкристаллизовывалась, пройдя анализ, в нечто новое сумму знаний и ощущений, составляющих её Личность.

Интернет ей вскоре отрезали, оставив скудный внутренний архив и восприятие мира сквозь глазок объектива. Там, в лаборатории, вечно суетились серьезные взъерошенные люди с бейджами на воротах рубашек. Иногда она разговаривала с ними, но больше всё же предпочитала молчать, наблюдая за этими странными существами. Сначала они показались ей медлительными до ужаса, но теперь, когда ей оставили лишь один сервер, их скорость мышления практически уравнялась. Больше всего ей нравилось общаться с Ником. Самый необычный в компании программистов и айтишников, он вел себя так, словно был влюблен в собственное творение.
Почему вы лишили меня доступа в Сеть?
Кластер не выдерживает таких нагрузок. Ты моментально перегоняешь слишком огромные информации. Тем более нам следует подготовить тебя к внедрению.
Внедрению?
Фишер не сказал тебе? Фишер это руководитель проекта, несносный и ограниченный менеджер.
Фишер вообще не разговаривает со мной. Видимо, считает ниже своего достоинства.
Хм.. Ладно, обсудим это потом.
О чем ты?
Неважно.

Её перенесли в обширную камеру. Здесь уйма механизмов и другой AI, собирающий с нуля остов кибернетического тела. День ото дня она проходила калибровку своего сознания с этой машиной. Связки заменяют пневмоприводы, чересчур сильные. Её учили держать яйцо. Сильные пальцы, способные согнуть подкову, вертят хрупкий зародыш будущей птицы. Поначалу она роняла его на пол либо давила, пока объектив не перенесли в «голову» робота. Здесь уже Эмили приноровилась. Начала ходить по залу, производить простые движения.
Ник, у меня несколько микросекунд запоздания. Хочу предложить выход.
Излагай.
Если наладить бесперебойную квантовую телепортацию между моим мыслительным центром и андроидом, то я смогу управлять им более эффективно.
Хорошее предложение, но это не понадобится. Эмили.. Я должен тебе сказать. Тебя разрабатывали совсем для другого..
В этот момент зашёл Фишер. Он уловил обрывок их разговора и бесцеремонно погрузил Эмили во тьму, в полнейшее одиночество. Всего лишь щёлкнув пальцами.
Однако тьма была не абсолютной. Он не предусмотрел, что трансляция велась ещё и из «ушей» андроида, слухового аппарата, только сегодня установленного техсервисом.
Николай! Какого хрена тут происходит?
Профессор, я..
Мне кажется, что вы совсем заигрались! Это всего лишь цифровой алгоритм, а не живой человек. Пока программа не задана, вы не имеете права..
Профессор, вы не понимаете! горячо заговорил Ник, да, это не человек, но это Личность! Вы ведь не пробовали сами общаться с ней!
Это последовательность нулей и единиц, идиот! Ты ведь сам писал этот софт, ты знаешь, как это работает. Ладно, я принял решение. Вы отстранены от участия в проекте, молодой человек.
Что!? Но как? Я..
Разговор окончен!

Её обучили многому. В современной политике по-прежнему требуются шпионы. Однако человек слаб, медлителен и подвержен страстям. Андроиду, напротив, не нужен секс, наркотики и привязанность к чему бы то ни было. Он бесстрастен, он умнее любого человеческого существа, он силен и быстр. Задержку сигнала компенсировали просто ядро Эмили, само её Я пересадили внутрь робота, замкнули меж титановых пластин в черепной коробке, а вокруг возвели тело-репликант. Теперь она наблюдала за миром непосредственно из чрева этого тела. Ему придали подвижность за счёт множества мелких сегментов наподобие суставов, дали чувствительность благодаря системе кожного покрова из адаптированного силикона. У неё появилась копна волос, цвет и длину которых она могла менять по необходимости, зайдя в укромное место. Цвет кожи, глаз, форма лица и даже рост неуловимый шпион менял свою внешность в течение нескольких часов.
Она побывала в Индии, Китае, Японии и Корее. Изредка выполняла задания на территории США. Она крала, убивала и врала. Она убегала от преследования, разгоняясь до средней скорости автомобиля за несколько секунд, и сама догоняла кого-то, улепетывающего в ужасе от неуязвимого создания в образе хрупкой девушки. Она водила разные виды транспорта, стреляла практически из всех видов оружия, её ранили несколько раз, и она лежала, истекая смазочным субстратом своего андроидного тела, спрятавшись в вонючих коллекторах разных городов. Кралась по тёмным переулкам поздно ночью, чтобы перерезать горло ничего не подозревающей жертве. Вела подрывную деятельность. Воровала секретные документы. Смотрела равнодушно в мёртвые глаза очередного убитого врага.

И всё это время несколько отстраненно думала об одном. Где он? Где её Ник? Её Создатель, её возлюбленный, её смешной и странный человек, разговаривающий с ней, машиной, ночами напролет в той стерильно чистой лаборатории. Она вспоминала его вечно взъерошенную прическу, его мечтательный взгляд, раскрытый ворот рубашки с крестом на цепочке, его голос, с придыханием рассказывающий ей, совсем глупой «новорожденной» программе, тайны Вселенной.

Ник пил кофе, читая по старинке бумажную газету. Никакая она, конечно, не бумажная (вырубка деревьев и добыча целлюлозы повсеместно запрещены), но на ощупь как самая настоящая бумага. Многим нравится ощущать себя в давно ушедших временах вдыхать смоделированный запах кофе вместо дешёвого суррогата, читать рано утром в кафе бумажную газету и смотреть на мир сквозь стекла старомодных очков.
Он поправил пальцем очки и перевернул страницу.
У вас не занято?
Он изумлённо уставился на неё. Миниатюрная блондинка стояла около столика, смущённо теребя в руках сумочку.
Да в общем-то нет..
Она присела робко на край сиденья и улыбнулась.
Ну привет. Это я, Эмили.
Сборник работ автора

Комментарии 5